Треугольник Карпмана

Муж приходит домой с работы, а жена ему говорит:
- Не раздевайся. Иди набей морду соседу!
У мужа мгновенно налились кровью глаза.
Он выскакивает на лестничную площадку и звонит в дверь.
Жена слышит громкие звуки мордобоя и нецензурной брани...
Через несколько минут муж возвращается и, запыхавшись, спрашивает:
- Ну, и за что я его избил?
- За что... За что... Сижу целыми днями дома одна - скукотища-а-а-а-а!

Стефан Карпман описал одну из наиболее частых коммуникационных моделей, к которой можно свести многие (хотя и не все) психологические игры людей. Эта модель получила название "треугольник Карпмана".

Треугольник Карпмана предусматривает трех "участников", причем все трое имеют в нем свои роли. Треугольник Карпмана как некая первичная модель встречается в самых разных видах взаимоотношений. Эта условная схема хотя бы в первом приближении может помочь разобраться в примерной структуре взаимоотношений и вероятных "причинно-следственных связях".

Итак, данный треугольник составляют: Жертва, Преследователь и Спаситель.

Спаситель в треугольнике – культовая роль. Быть Спасителем – престижно в понимании многих, и именно поэтому потенциального третьего участника легче всего затянуть в треугольник.

Жертва – некто обиженный. Тот, кто вроде бы изначально страдает. Чаще всего треугольник Карпмана строится вокруг Жертвы, усилиями Жертвы и по ее инициативе. Как правило, сама Жертва даже не представляет, чем это обернется несколько позже.

Преследователь – всегда определяется с точки зрения Жертвы. Тот, кто оказывает на нее давление, доставляет какие-то неприятности и т.п. Жертва ищет определенной помощи, обращаясь к Спасителю. И если Спаситель принимает на себя эту роль и берется помогать, не отдавая себе отчета в подоплеке происходящего – всё, треугольник состоялся.

И еще одна характерная особенность этого треугольника – участники в нем постоянно меняются ролями: потому такая "игра" долго не наскучивает и нередко принимает хронический характер. Безусловно, у каждой роли есть свои плюсы, поэтому первое время участники могут «играть в треугольник» даже с удовольствием, но потом неизбежно наступает время, когда деструктивность этой модели становится выше ее возможной продуктивности. Затем происходит смена ролей, и в определенный момент игры удовольствие начинает получать кто-то один: за счет деструктивного воздействия на остальных двух участников. Потому что когда Спаситель начинает собственно "спасать" – Жертва меняет свою точку зрения и начинает защищать бывшего своего Преследователя: таким образом, Спаситель становится Преследователем ("плохим", тем, на кого жалуются и кого считают во всем виноватым), бывший Преследователь – Жертвой (потому что теперь его обижают), а бывшая Жертва – Спасителем. Собственно ради этой самой роли – Спасателя, все участники треугольника терпят лишения от двух других ролей в данной игре. Спаситель – роль престижная, очень многим приятная, и к тому же дающая возможность, практически без труда, (пусть и на время) ощутить свою значимость и поднять свою самооценку. Этот треугольник ещё называют магическим, так как стоит в него попасть, как его роли начинают диктовать участникам выборы, реакции, чувства, восприятие, последовательность ходов и так далее.

Увы, но треугольники Карпмана встречаются в нашем социуме довольно часто. Их много и в семейных отношениях (жена-муж-родитель жены - тёща (мужа - свекруха), бабушка-мама-дочь и дедушка-папа-сын. Часто треугольником Карпмана становится и так называемый "любовный треугольник"), в отношениях рабочих (начальник – сотрудник – другой сотрудник или внешний консультант), в психотерапии и особенно в лечении зависимостей (пациент – родственник пациента – врач), и так далее, и тому подобное.

Семья – это достаточно замкнутая система. И те игры, в которые играют супруги и прочие ее члены в определенном смысле выгодны всем им. А значит и вам конкретно тоже. Так в чем ваша выгода? Треугольник Карпмана дает представление о том, какие выгоды можно получить из такой ситуации. И как организуется эта взаимосвязь. Например. В результате тяжелого разговора Жена устраивает жестокий разгром Мужу, обвиняет его во всех смертных грехах, хлопает дверью и с чистой совестью идет за утешением к Любовнику, которому она жалуется на несправедливость жизни и мерзкого мужа. Самое забавное, что обычно оба партнера стремятся к такой активной сцене в виде скандала. Всем его участникам это дает достаточно сильные эмоции, насыщает жизнь событиями и позволяет сбросить накопившееся за день напряжение. Так как человек обычно не осознает, откуда оно собственно взялось, то может приписывать его появление чему угодно, правда к истинной причине это "что угодно" имеет мало отношения.

Но кроме эмоций. Здесь Муж – Преследователь, Жена – Жертва. Муж получает возможность почувствовать победу (Жена ушла, а он остался смотреть футбол, а не этот дурацкий сериал), Жена получает моральное право (внутреннее) спокойно изменить этому "гнусному типу" и пожаловаться Любовнику, став при этом Преследователем. Любовник кроме сексуального удовлетворения получает возможность почувствовать себя Спасителем, и обыденный сексуальный акт возносится на уровень Утешения Страждущего и жутко повышает его (Спасителя) в собственных глазах. И все довольны.

Но, как бы не так! На этом треугольник не останавливается. Жертве становится мало того, что она получает. Она начинает всё больше и больше требовать и оттягивать внимания и энергии Спасителя. Спаситель старается (на сознательном уровне), но у него ничего не получается. Конечно, он же на бессознательном уровне не заинтересован помочь ОКОНЧАТЕЛЬНО, он же не дурак, лишиться такого вкусного процесса! У него не получается, его состояние и самооценка (самоуважение) снижаются, ему становится плохо, а Жертва продолжает ждать и требовать внимания и помощи. Постепенно и незаметно Спаситель становится Жертвой, а бывшая Жертва становится Преследователем (Агрессором) для своего бывшего Спасителя. И чем больше Спаситель вкладывал в того, кого он спасал, тем, по большому счёту, он становится больше ей должен. Ожидания растут, и он ОБЯЗАН их реализовывать.

Бывшая жертва всё больше недовольна "не оправдавшим её ожиданий" Спасителем. Она всё больше и больше путает, кто же на самом деле является агрессором. Для неё уже бывший Спаситель виноват в её бедах. Как-то незаметно происходит переход, и уже почти осознанно она недовольна бывшим благодетелем, и уже его обвиняет чуть ли не больше, чем того (то), кого раньше считала своим Агрессором. Бывший спаситель становится для бывшей Жертвы обманщиком и новым Агрессором, а бывшая Жертва устраивает настоящую охоту за бывшим Спасителем.

Но и это ещё не всё. Так как «бывший кумир» - спасатель повержен и ниспровергнут. Жертва ищет новых Спасителей, ведь у неё количество Агрессоров возросло - бывший Спаситель не оправдал ожиданий, по большому счёту, обманул её, и должен быть наказан. Бывший же Спаситель, являясь уже Жертвой своей бывшей Жертвы, измотанный в попытках (нет, не помочь, его сейчас волнует лишь одно - суметь спастись от "жертвы") - начинает (уже как истинная жертва) искать других спасителей - и для себя, и для своей бывшей Жертвы. К стати говоря, это могут быть разные Спасители - для бывшего спасителя и бывшей жертвы.

Круг расширяется. Треугольник ещё называется и магическим, так как:

  1. Каждый участник бывает во всех его углах (играет все предусмотренные в треугольнике роли);
  2. Треугольник устроен так, что вовлекает всё новых и новых членов оргии. Бывший Спаситель, использованный, выбрасывается, он истощён, и уже не может быть полезен Жертве, и Жертва пускается в поиски и в погоню за новыми Спасителями (будущими её жертвами)

Можно сказать, кто и за что получает свои девиденты.

  • Жертва получает свой доход в виде самоунижения и самобичевания, и в виде права не брать на себя ответственности за собственные поступки. Кроме того, наличие Спасателя подтверждает ее особую человеческую ценность и правоту устремлений.
  • Преследователь получает свое с того, что он чувствует свою важность, доказав, что во всем виноваты все остальные, а он такой хороший. А так же от осознания собственного могущества и превосходства.
  • Спасатель, наверное, получает самое тонкое и извращенное удовольствие – Он возвышается над Жертвой, помогая ей (чего он, в полном смысле этого слова, сделать не в состоянии).

Давайте чуть подробнее рассмотрим проявление треугольника Карпмана в в семьях с зависимостями. Причем в самых разных, не только химического характера. В такой семье в треугольнике основой становится не зависимость, а то, что сейчас многие называют "СОзависимостью". Кстати, когда говорим о проблеме, и речь идет вроде бы о треугольнике, но третьей вершины как бы нет, ведь идет речь о паре "Зависимый-Созависимый". Тогда роль третьей вершины в данном треугольнике может играть кто угодно: государство, милиция, начальник на работе, родственники, друзья, соседи, просто окружающие люди, тот же психотерапевт, нарколог и т.п. Причем многое зависит от того, какую роль в этом треугольнике на данный конкретный момент выберет себе в первую очередь сам созависимый.

Опишем это. Алкоголик - жертва Алкоголя. Его жена - Спаситель. С другой стороны Алкоголик - Агрессор для жены, и она ищет спасителя - нарколога или психотерапевта. С третьей стороны, для алкоголика жена - Агрессор, а его Спасителем от жены является алкоголь. Врач, который не помог решить проблему, быстро из Спасителя превращается в Жертву, так как обещал Спасти и жену и алкоголика, и даже брал за это деньги, а жена алкоголика становится его Преследователем. И жена ищет нового Спасителя. И к стати, жена обретает нового обидчика (Агрессора) в лице врача, ведь он обидел и обманул её, и не выполнил своих обещаний, взяв деньги. Поэтому жена может начать Преследования бывшего Спасителя (врача), а ныне Агрессора, находя новых Спасителей в виде: 1. СМИ, судебных органов2. Подружек, с которыми можно перемывать косточки уже и врачу ("Ох уж эти врачи!") 3. Нового врача, который вместе с женой осуждает "некомпетентность" предыдущего врача.

Так что, именно созависимый, чуть ли не сознательно формирует и поддерживает в отношениях с зависимым пресловутый треугольник Карпмана. В том числе и потому, что при таком раскладе у него лично есть возможность по своему выбору, "по желанию и настроению" бывать во всех трех его ролях:

  • Жертвы: рассказывая остальным, как ему тяжело жить с зависимым;
  • Преследователя: когда Зависимый в очередной раз «творит безобразия» созависимый его за это поругает, накажет, т.е. выплеснет на него свою агрессию;
  • Спасителя: Это для него главная, основная, самая ценная роль: потому, что это, по сути, реализация его собственной "человеческой значимости", а то и смысла жизни.

Очень часто созависимые формируют у зависимых определенное чувство вины за их зависимость: чтобы спасаемый "не взбунтовался" по-настоящему, и чтобы роль Жертвы можно было играть только по настроению и только там, где за это дадут купоны, а не быть жертвой на самом деле, потому что это не входит в задачи созависимого. Имеется в виду то что созависимый вроде как "подчинен зависимости", зависимость преподносится как ведущая и определяемая вещь, а на деле-то "созависимый" манипулирует зависимым как хочет.

Причем даже если у зависимого сформируется желание бежать из этого треугольника и он поставит перед собой задачу "откупиться " – то это не так-то это просто сделать. Ибо созависимый в треугольнике не просто создает чувство вины, а еще и поддерживает его постоянно. Игровая задача Спасителя-созависимого – не допустить "полного откупа" (отсюда столь часты фразы типа "Да я для тебя столько сделал (а), тебе теперь за всю жизнь не расплатиться!")

Причем когда зависимый откупается за "прошлые его деяния", Спаситель при этом "делает все новые и новые одолжения" – хотя и забывает спрашивать, нужны ли они "спасаемому". Но эти одолжения (точнее, сам их факт) нужны самому Спасителю, чтобы вновь и вновь поддерживать "чувство вины и долга", чтобы "полностью расплатиться" зависимому не удавалось никогда, и чтобы вырваться из этого треугольника у зависимого не было "моральных сил и морального права".

Многим созависимым выгоден миф о том, что подобного рода взаимоотношения, скрепленные треугольником Карпмана - есть "большая и правильная любовь". Повесив на явно деструктивные отношения сей "священный ярлык", они как бы оберегают их от "посягательств", - в том числе со стороны психотерапевта, вознамерившегося эту деструктивность вычислить и показать самому созависимому. Это как бы "защита на уровне подсознания". Ибо в этих отношениях созависимый вовсю манипулирует зависимым в своих интересах, но преподносит это как "высший акт самопожертвования": "Как же я его такого брошу!" И это при том, что подчас "бросить" того или иного зависимого, то бишь "дать ему право на самоопределение вплоть до отделения" - как раз и есть реальный путь к его спасению. Но созависимому, действующему в рамках треугольника Карпмана и, что существеннее, не желающему от этих рамок отказываться, осознание этого НЕВЫГОДНО.

Жена алкоголика не желает страдать, алкоголик не желает быть алкоголиком, а врач не желает обманывать семью алкоголика. Но всё определяется результатом. Пока хоть кто-нибудь не выскочит из этого проклятого треугольника, игра может продолжаться сколь угодно долго.

Кстати, Спасатель является наиболее значимой фигурой в треугольнике – без него он давно бы распался. Ни одна Жертва не согласилась бы на эту роль без бонуса хоть изредка побыть Преследователем – это та морковка, которая заставляет все вращаться. Но стать из Жертвы Преследователем обычно невозможно без Спасителя. Без него все как бы теряет смысл.

Учтите, что выход за пределы треугольника в некоторых случаях (когда ничего кроме треугольника в отношениях нет) может означать разрушение отношений.

  • Начало перехода из роли Спасителя в роль Жертвы - чувство вины, чувство беспомощности, ощущение вынужденности и обязательности помогать и невозможности собственного отказа ("Я обязан помочь!", "Я не имею права не оказать помощь!", "Что обо мне подумают, как я буду выглядеть, если откажусь помочь?").
  • Начало перехода из роли Спасителя в роль Преследователя - желание наказать "плохого", желание восстановить справедливость, направленную не на тебя, чувство абсолютной собственной правоты и благородного праведного возмущения.
  • Начало перехода из роли Жертвы в роль Агрессора (преследователя) - чувство обиды и несправедливости, творимой по отношению к тебе лично.
  • Начало перехода из Роли Жертвы в роль Спасителя - желание помочь, жалость к бывшему Агрессору или Спасителю.
  • Начало перехода из роли Агрессора в роль Жертвы - внезапное (либо растущее) чувство беспомощности и растерянность.
  • Начало перехода из роли Агрессора в роль Спасителя - чувство вины, чувство ответственности ЗА другого человека.

На самом деле:

  • Спасителю ОЧЕНЬ приятно помогать и спасать, приятно выделяться "в белых одеждах" среди других людей, особенно перед жертвой. Нарциссизм, самолюбование.
  • Жертве очень приятно страдать ("как в кино") и быть спасаемой (принимать помощь), испытывать жалость к себе, зарабатывая страданиями будущее неконкретное "счастье". Мазохизм.
  • Агрессору - очень приятно быть воителем, наказывать и восстанавливать справедливость, быть носителем стандартов и правил, которые он вменяет другим, очень приятно пребывать в сверкающих доспехах с огненным мечом, приятно чувствовать свою силу, непобедимость и правоту. По большому счёту, чужая ошибка и неправота для него - это легитимный (законный и "безопасный") повод (разрешение, право) совершать насилие и безнаказанно причинить другому боль. Садизм.
  • Спаситель знает, как можно...
  • Агрессор знает, что так нельзя...
  • Жертва хочет, но не может, но чаще уже ничего и не хочет...

Чувства участников группы, наблюдателей могут подсказать, какую роль играет человек, делящийся с группой своей проблемой.

  • Когда слушаешь Спасителя (или наблюдаешь за ним) – сердце наполняется гордостью за него. Или - смехом, до чего ж, этот дурак, себя довёл, своим желанием другим помогать.
  • Когда слушаешь тексты Агрессора – возникает благородное возмущение либо к тем, о ком Агрессор говорит , либо - к самому Агрессору.
  • А когда слушаешь Жертву– охватывает острая душевная боль ЗА ЖЕРТВУ, острая жалость, желание помочь, мощнейшее сострадание или наоборот, желание еще больше унизить.

Деструктивность карпмановской модели общения поначалу, разумеется, невидна, - и потому попасть туда, в драму треугольника, легко: а вот выйти бывает чрезвычайно трудно. Суть психотерапии в случае работы с тем или иным треугольником Карпмана – помочь кому-то одному разомкнуть этот замкнутый контур: учитывая то, что практически для всех участников игра в треугольник, как говорилось выше, имеет условную приятность. А любая ломка психологической игры, даже ощутимо деструктивной, всегда болезненна. И здесь важно, чтобы клиент понимал, какую выгоду он получит, выйдя из данного треугольника: выгоду освобождения от созависимости, от бессмысленного хождения по кругу, от периодических "психологических избиений". Выгоду самостоятельно строить свою жизнь, не оглядываясь на других участников игры. Если такую выгоду человек способен воспринять как нечто ценное и значимое для себя – ему выходить из треугольника будет легче. Иными словами, цена выхода из такого треугольника – это готовность взять решение своих проблем и ответственность за эти решения на себя: даже если сам выход осуществлять с помощью психотерапевта. В первую очередь профилактика, способ не заходить в новые "треугольные отношения

В первую очередь профилактика, способ не заходить в новые "треугольные отношения" – это распределение ответственности. Если человек не берет ответственности за свое изменение, изменение не получается, а получается нечто совершенно непристойное. И если попробовать "спасти" человека вопреки его желанию, обычно это заканчивается вполне плачевно.

Как же, всётаки, выходить из треугольных отношений?

Самое главное - понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник. У каждого из нас есть привычные, или излюбленные Роли-входы в подобные магические треугольники. Это так называемая -Точки входа. Определите, на что вы ведётесь, выстраивая треугольные отношения. Кроме этого, часто в разных контекстах у каждого входы разные. У человека на работе может быть излюбленным входом в треугольник - Роль Агрессора (ну любит он восстанавливать справедливость или наказывать дураков!), а дома, например, типичный и излюбленный вход - это Роль Спасителя. Так что, как не верти, а необходимо построить новый здоровый треугольник познания и обучения.

  • Агрессор должен стать - Учителем. Фраза, которую я говорю своим ученикам: «Наши враги, и те, кто нам "мешают", являются нашими лучшими тренерами и учителями в жизни».
  • Спаситель - Помощником или максимум - Проводником
  • Жертва - Учеником.

Хорошие советы для пересмотра ролей.

  • Если Вы поймали себя на роли Жертвы - начните учиться.
  • Если Вы поймали себя на роли Спасителя - бросьте глупые мысли о том, что тот, "кто нуждается в помощи" немощен и слаб. Принимая его такие мысли, Вы делаете ему медвежью услугу. Вы делаете что-то ЗА него. Вы мешаете ему научиться самостоятельно чему-то важному для него. Нельзя делать ничего за другого человека. Ваше желание помочь - искус, жертва является Вашим искусителем, и Вы, фактически, являетесь искусителем и провокатором для того, кому стремитесь помочь. Дайте человеку делать самому. Пусть он ошибается, но это будут ЕГО ошибки. И он не сможет Вас обвинить в этом, когда попытается перебраться в роль Вашего Преследователя.
  • Помогать можно лишь в том, что уже делают.
  • Невозможно помочь встать человеку, который лежит. Невозможно помочь встать человеку, который и не думает вставать. Невозможно помочь встать человеку, который только думает встать. Невозможно помочь встать человеку, который только хочет встать.
  • Помочь встать можно человеку, который встаёт. Помочь найти можно лишь человеку, который ищет. Помочь идти можно лишь тому, кто идёт.