Тяга

Екатерина Савина

В «умных» книжках тягу обычно определяют как навязчивое желание употребить вещество, возникающее у зависимого от алкоголя или наркотиков человека. Это может быть осознаваемое желание или полуосознаваемая потребность в веществе, и человек, ведомый этой потребностью, совершает шаги к употреблению, только в конце осознав, что он делает.

Иногда просто хочется употребить. Это бывает, мало ли что хочется. Дело не в этом. Когда приходит тяга, это как «фигура», а все остальное — бледный «фон». Все, что происходит, находится где-то вне, а вот, прямо передо мной с удивительной отчетливостью — употребление.

Это похоже на сосущий голод, или жажду. Думать ни о чем другом толком не получается, тут же я съезжаю в мысли об употреблении. В памяти возникают телефоны, даже интонации людей, которые помогут достать наркотик.

Еще тяга — это сладость кайфа, о котором можно мечтать. Возникают даже ощущения в теле, рот наполняется слюной, или холодок по коже... Можно только посмотреть на другого — и понял, о чем он... Без слов поняли друг друга, и пошли.

А бывает, я и не знаю, что у меня тяга. Просто плохое настроение. Я не думаю ни о каком срыве. Просто все надоело. Все, чем я тут занимаюсь в жизни, ничего не стоит. Я все это просто терплю, скорее бы все сегодня кончилось. Вот я уже и ору, сил нет терпеть все это... Ушел, шагал по улице, злился, пришел, сам не знаю, как, к месту, где наливают...

Дорогой мой алкоголик, если вы все-таки прочли это, попробуйте осознать: почему? Только ли «запретный плод сладок», или на «наживку» тяги вы никак не могли не «клюнуть»?

Тяга — это такое проявление зависимости, которое непонятно окружающим. Они думают, что человек только «хочет» употребить, и не может себе отказать в удовольствии, и при этом на все и всех плюет. Отсюда и отношение к нему как к слабаку или подлецу. Нет, тяга — это наша «инаковость», это то, что делает нас зависимыми людьми. Как пес на поводке не свободен делать то, что хочет, а вынужден слушаться хозяина, — так и мы не свободны жить так, как хотим. Время от времени наш хозяин, — страшно звучит, но это правда, — хозяин умный, знающий, как с нами обращаться, натягивает поводок — тягу, и мы тащимся туда, куда и не собирались, и не хотим на самом деле. Хитрость хозяина состоит в том, чтобы мы не догадались, что хозяин есть, что тяга — это не наше желание, и чтобы мы в этом неведении делали то, что хочет он. Кто — он? Могу предложить разные варианты: болезнь химической зависимости, алкоголизм или наркомания; дьявол, который хочет погубить человека через его страсть; «мистер Хайд» , берущий верх в жизни благополучного человека... Я думаю, что это одно и то же явление, высказанное соответственно языком медицины, или холистического подхода, или религиозного сознания, или языком метафоры. Это не «я хочу», а «меня хотят использовать». Поэтому сразу возникает вопрос: а я-то что хочу? Если я согласен «ему» подчиниться, из-за страха его могущества, из-за усталости в борьбе или по какой-то еще причине, — я должен понимать, что меня ждет.Ссейчас у меня есть выбор, я должен понимать, что он будет делать со мной.

Если я — против «него», то легко мне не будет. Потому что никакой «хозяин» не захочет отпустить свою жертву, которую «он» использует. Но у меня есть свобода не употреблять, у меня есть союзники, и товарищи, у меня есть достоинство жить так, как я хочу. Парадокс в том, что осуществить это «я хочу жить хорошо» удается, доверив себя другим в этой совместной борьбе. Это и поняли те, кто действительно захотел идти против «него», и они сформулировали свои принципы выздоровления как программу «12 шагов».

Итак,главное — выбор зависимым человеком своего пути. С кем ты? В общем я пишу именно для того, чтобы человек осознал свое право выбора этого пути и решил, наконец, что он действительно хочет — и ответил тяге.

1 Персонаж рассказа Р.Л.Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» - классический текст о том, как злое начало в человеке вышло на свободу. На него ссылается в свою очередь классический текст «Анонимные Наркоманы» - книга о выздоровлении наркоманов по программе «12 шагов».

3 Холистический подход (от «Ьо1е — целый (англ.)) рассматривает человека как целостное существо, в котором тесно переплетены и взаимно влияют друг на друга его организм, и душа, и поведение, и духовная сфера. Поэтому любое существенное изменение в жизни человека следует рассматривать сначала по этим элементам его структуры (анализ), а потом и в их взаимодействии (синтез).


  • Тяга — это: Не просто мое желание выпить. Не мое решение сделать это. Не мой выбор. Не часть меня, «я такой».Не событие, эпизод в моей жизни.
  • Тяга — это: Признак и часть зависимости от вещества. То, что заставляет меня употребить наркотик или выпить: моего мнения никто и не спрашивает!
  • Болезненное состояние моей психики, которое создает условия для употребления. Осознанный или полуосознаваемый процесс
  • Атака извне против моей трезвости. Процесс, который развивается по определенным этапам.Атака тяги похожа на атаку цыганки, которая хочет вас развести на «бабки» или любого другого афериста видящего в вас «лоха», и развивается по тем же правилам.

Сначала неожиданная, не спровоцированная атака тяги — в которой человек, конечно же, не виноват. А вот как он на нее будет реагировать — тут уж полностью его ответственность. Стоит ему помедлить, побыть в ней — и тяга набирает силу и власть над человеком. Сначала неожиданная, не спровоцированная атака тяги — в которой человек, конечно же, не виноват. А вот как он на нее будет реагировать — тут уж полностью его ответственность. Стоит ему помедлить, побыть в ней — и тяга набирает силу и власть над человеком.

Начав снова пить, алкоголик, как правило, чувствует разочарование и стыд. В метафоре атаки цыганки это человек, у которого действительно были с собой серьезные деньги. Теперь уже нет... Осознание своей потери, как правило, ведет к двум возможностям: или алкоголик впадет в отчаяние, услужливо «подвинутое» его зависимостью, и это будет начало его длительного запоя; либо он, ужаснувшись, использует силу своего страха и стыда для того, чтобы не повторить употребление и, обратившись за помощью, начать выздоравливать.

Совершенно не случайно это представление об этапах развития тяги в деталях совпадает с этапами «заражения» человека грехом, описанными Иоанном Лествичником. Он видит следующие стадии: прилог («атака»), медление, дать возможность мысли о выпивке работать, сочетание, ожидание положительного результата, сосложение (т.е. силы человека и сила греха действуют в одном направлении, складываясь, как два вектора сил), пленение (пауза, во время которой «решение» уже принято, но действие еще не наступило; человек уже не свободен в выборе) и грех, «поступок». После греха наступает уныние и отчаяние: до греха бесы представляют нам Бога всепрощающим и потому грех — не страшным, а после греха — Богом карающим, и потому бессмысленно просить прощения.

<Все описание, приведенное выше, означает, без сомнения, что свобода выбора, возможность отказаться от искушений тяги и, соответственно, употребления, существует только на первых этапах развития тяги. Это время «атаки», когда мы в здравомыслии просто оттолкнули мысли о кайфе, едва опознав их, и идем дальше в нашей жизни. В меньшей степени мы свободны в выборе в стадии «медления» , здесь уже нужны усилия, это преодоление себя, как бы выход из чар тяги, пока мы еще не начали кормить ее своим участием. Но алкоголик знают: со здравомыслием у нас проблемы, и вовсе не всегда удается увидеть этот процесс вовремя. Нередко мы ловим себя уже на мыслях и чувствах, кормящих тягу, мы уже попались, и не заметили этого... Тут единственная надежда на помощь извне, на вытягивание — нет, не себя из тяги, как Мюнхгаузен себя самого за косичку из болота, — а меня, вытягивание меня другими людьми из моей тяги. Для этого рядом мне нужны очень надежные люди, которые могут заметить мое безумие и начать помогать — нередко еще до того, как я сам это замечу. Надо понимать, что есть стадия, где мне уже нельзя помочь... потому что я сам, сослагаясь с тягой, совершаю свое падение.

Теперь давайте попробуем срочное «противоядие»: вспомним, чем закончилось последнее употребление. Вместо смакования тяги лучше вспомнить последнее «дно». Маловато? Давайте еще: вы правда хотите, чтобы ваша жизнь свелась к этой тяге? К извращению: смакованию тяги без употребления — вам это ничего не напоминает? Вы хотите так жить? Если решили торчать или пить, признайтесь себе в этом и идите, скатертью дорога, тут не про употребление разговор, где вы видели, чтобы действующие алкоголики конспекты про выздоровление читали?! Все равно вас никто не удержит, и не будет удерживать, не думайте.

И, наконец, если употребление все же произойдет, самое умное, что я могу сделать — это звать на помощь и прекратить употребление, не позволять отчаянию окончательно разрушить все хорошее, что еще осталось в моей жизни.